Видео.

Что-то мне подумалось, что не все мои друзья из ЖЖ присутствуют в ФБ или, тем более, подписаны на мой YouTube. А в последние годы мне стало очень интересно делать небольшие видеоролики о наших поездках, походах и тому подобном, так что я решил начать этим всем с вами делиться тут, в "уютной жж-шечке" 🙂

Начну с одного из самых любимых, хотя оно и снималось на фотоаппарат, а не на GoPro, но чем-то мне очень нравится.
Это мы водили народ в каньон "Накик Шахор", гна севере Израиля.

Выход

Этот рассказ писался на ЖЖ-шный литературный конкурс “48 часов”, на тему “История одной победы”. К сожалению, результатов конкурса участники так и не дождались, как-то странно и обидно было. Но не пропадать же графоманству, поэтому выкладываю его сюда 🙂

читать

Хорошо то как!

Бывает проснешься утром… нет… бывает не спишь всю ночь… тоже нет… бывает. Бывает что жизнь вдруг улыбнется, подмигнет и как будто услышится:
– Ты чего грустил то, а?
– Так это.. у меня же депрессия, драмма и вобще…
– Да ну!?
– Ну да… Плохо то как… было… вроде… ну вот только что!
– Кому?
– Хм… точно помню мне… Точно? Помню? МНЕ!?
– Улыбнись!
– А я разве умею не улыбаться? МНЕ ХОРОШО-О-О-О-О!
– Ну вот и молодец.
И душа еще долго слушает как улыбается жизнь и видит ее смех.

Может я не живу, может кто-то другой
Из меня наблюдает за миром?
В этом теле не я, я ведь так не могу,
Без любви, без надежды, без веры.

Посиделки

Мы ответственны за тех, кого приручили.
/Экзюпери/
А уж за тех кого сочинили – и подавно.
/Белый Спелеолог/

Они сидели и смотрели в огонь. Их было двое, причем очень мнгие люди
сказли бы про них, что их вобще нет и быть не может, но им было на это
наплевать, они были, сидели, смотрели в огонь и ждали третьего, точнее
третью, которой тоже не бывает. дальше…

Диалоги…

– Привет…
– А, опять ты. Никак не успокоишься?
– Не могу, это не в моих силах.
– А каждый раз все это переживать в моих силах!?
– Прости…
– Да что мне твои “прости”? Прощу и толку? Ты пойми поздно уже на что-то надеяться.
– Мне казалось, что для надежды не бывает поздно…
– То-то, что казалось. Перестань меня мучать, уйди.
– Куда? Я не могу уйти, меня можно убить… По крайней мере попытаться, но добровольно я не уйду…
– Мне нужно подумать. Просто спокойно подумать. Оставь меня хоть на время.
– Думай… До встречи Разум.
– Пока Любовь.

Ветерок

– У-у-у-у-у-у-у-х ты! Кр-р-р-асота то какая!
Маленький ветерок летел над только-что найденным морем и кричал от восторга. Впереди, над морем, висело жаркое летнее солнце и Ветерок купался в его лучах, летел кувыркаясь и срывая с гребешков волн внизу пену. Он родился совсем недавно, в темном ущелье, зажатом высокими скалистыми горами. Кто знает от чего рождается ветер? узнать…

На пороге.

– Опять уходишь?
– Ага – он шмыгнул носом.
– И опять навсегда?
– Без вариантов…
– Жаль, я думала все прошло.
– Прошло… и я за ним прохожу.
– Но ведь ты уже ходил? Помогло?
– Тому мне – нет.
– А почему ты думаешь что этому тебе поможет?
– Надежда, как-то вот…
– Тебя ждать?
– А это зависит от моего ответа?
– Нет, но как-то легче когда знаешь да или нет.
– Жди.
– Хорошо. Удачной охоты!
– Прощай, кто-нибудь обязательно вернется…

Стирка

  Белый стирал в озерце комбинезон. Руки сводило от холода, как ни печально, но многолетняя практика стирки в ледянной воде никак не отразилась на остроте ощущений. Глина отмывалась хреново, а чего еще ждать от глины? Мысли текли ленивые и однообразные, каждую из них он думал всякий раз, когда приходилось стирать одежду.
– Ну вот какого фига я могу появляться где угодно, проходить без снаряги по любым колодцам и продираться через любые узости, но при этом не могу, мля, не изгвоздаться в усмерть как только меня перестают видеть эти хреновы туристы!? Поймать бы ту скотину, которая меня придумала, но эта-ж сука больше в пещеры ни ногой, видать не хочется отвечать за того, кого сочинил! А я тут как идиот должен ползать и как наркоглюк появляться пред очами офигевших спеликов! Ну хрен с тобой, придумал, но чего же белый-то а? Это у нас юморок такой? Гад.
  Под сводом пещеры раздался стук забиваемого спита и стали видны отблески света. Белый тоскливо посмотрел вверх, влез в чистый, но все еще мокрый, комбез и начал взбираться по стене. Обязанности легенды никто не отменял…

Притча…

Вот он и настал, “День Итога”. Мы собрались снова, как и каждый год, вот уже двадцать лет, на “нашем” месте. Осталось нас только двое, я и Мой Друг. Раньше, еще три года назад, нас было четверо, а изначально пятеро. Троих уже нет с нами, их итог уже сочтен. Изначально все это было игрой, нам было лет по 25, мы только выскочили во взрослую жизнь и очень хотелось свершений, вот тогда мы и решили, каждый год, собираться здесь, в лесу, где тропки сходятся в форме пацифика, и объявлять о своих свершениях за прошедший год. Это была гонка, соревнование даже не друг с другом, а у каждого с самим собой прошлогодним. Ни призов ни похвал, просто выбиралось одно, самое весомое для каждого и объявлялось. Одно условие, говорить только о свершенном. Первый погиб так и не найдя самой глубокой пещеры. Уже шесть лет прошло с тех пор. Три года назад неразлучная пара наших друзей , после того как взяли последний семитысячник увенчавший их коллекцию, так и не спустились вниз. Они всю жизнь прожили пополам и итоги у них всегда были общие. Остались только мы вдвоем. Мой Друг и я.
– Я построил дом – начал Друг – Закончил в этом году. Там все как мечталось. Пятнадцать лет ушло, но он такой, каким я хотел видеть дом для моей Семьи. В нем каждый найдет себе место по душе, в нем есть комнаты на любой вкус, я имею ввиду вкус тех, кого я захочу пригласить туда. Там есть место даже для наших друзей, мне не важно что их нет, когда я мечтал, они были. Я верю, что в моем доме будут жить потомки моих потомков и он будет помогать каждому найти себя, а если надо – найти покой. Это мой итог.
– Я развалил свою жизнь – ответил я – Разломал все, чем дорожил и ради чего жил. Я влюбился как мальчишка и с головой нырнул в чувства. Я не понимал что со мной, я жил лишь пока видел ее глаза. Я и сейчас еще не в себе. Потом она от меня отказалась. Я думал что жизнь закончилась, что небо упало на землю, что все потеряло смысл. И когда я упал на самое дно отчаянья, я написал одно четверостишье. Написал и отпустил его в мир. Это четверостишье – мой итог.

Двое археологов сидели на свежем раскопе и говорили о поэзии…
– Ну согласись, все таки это гениально! Прошло уже несколько сот лет, а эти четыре рифмованные строчки до сих пор являются лучшим средством для потерявших любовь. Как был бы несчастен мир без этих слов.
– Ладно, давай сворачивать литературный экскурс, надо все-таки выяснить зачем нужно было построить такое несуразное здание, тут нет ни одного помещения, которое хоть как-то сочеталось бы с предыдущим. Покапаем сегодня во-о-о-он там?